Главная » Статьи » Прозаические произведения » Романы

Время судбы. Судьба улыбается

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

НАСЛЕДНИКИ   ФЕДОРА

 

Младенца ль милого ласкаю,

Уже я думаю:прости!

Тебе я место уступаю:

Мне время тлеть,тебе цвести.

И пусть у гробового входа

младая будет жизнь играть...

 

А.Пушкин.

 

1

               

                Лета от сотворения мира семь тысяч семидесятого,от Рождества же Христова 1562 года, 13 декабря, по одной из центральных улиц Вязьмы,небольшого городка в двустах верстах от Москвы,катили сани-

пошевни,украшенные вычурной резьбой, покрытые недорогими коврами и запряженные тройкой лошадей.

                Стояло позднее утро.Темные тучи сплошь заволакивали небо и, казалось низко-низко висели над главами церквей вяземского Кремля.

                Шел частый снег. Порывы резкого ветра поднимали его с земли и,не дав улечься, с силой крутили в воздухе,готовые ослепить каждого смельчака,решившегося выглянуть в это утро за дверь своего дома.

                Подобного смельчака, впрочем, и не было: как Кремль, так и местность его окружающая, были совершенно пустынны, и если бы не сани, запряженные тройкой, можно было подумать, что находишься в совершенно безлюдном месте.

                В санях, закутанный в овчинный тулуп, сидел боярин Дмитрий — родной брат Федора Ивановича Годунова.Он был погружен в глубокую думу.Боярина терзали мысли, как избавиться от язвы, что называлась худородностью и приблизиться ко двору. Дмитрий знал,что такие же мысли заботили Федора; с этим он и ехал к брату.

                Несмотря на душевный настрой, боярин не выпускал из поля зрения дорогу, как будто не доверяя вознице и слугам, сопровождающим его.Сани въехали за стену Кремля и наконец приблизились к дубовым воротам старого годуновского дома, находившегося на самом берегу небольшой реки Вяземки, впадающей в многоводный Днепр.

                Ворота быстро отворились настежь для желанного гостя и сани въехали на широкий двор.

                Не торопясь, вылез боярин с помошью слуг из пошевень, и, поддерживаемый ими же под руки, так же неторопливо поднялся на крыльцо,где кто-то из расторопной дворовой челяди расстелил красное сукно.

                Затем, толкнул дверь и вместе с клубами морозного пара шагнул в сени, где его уже встречала нянюшка Прасковья, воспитывающая малолетних детей Федора Иринку да Бориску.

                —  И-и, батюшко! —  протяжно произнесла она, увидев гостя и отвешивая ему поясной поклон, —   Вовремя вы к нам пожаловали,вот уж вовремя! Мы как раз трапезовать собирались!

                —  Будьте здравы, хозяева дорогие! —  ответствовал Дмитрий Иванович, проходя в горницу и оглядываясь по сторонам. Внимательным взором окинул он брусяную избу с изразцовой лежанкой, с длинными дубовыми лавками вокруг стола, стоявшего ближе к переднему углу и со множеством серебряной посуды, красиво выставленной на широких поставцах, —  Давненько я здесь не появлялся! А где барин ваш Федор Иванович, брат мой дорогой?.. Чтой-то я его не вижу...

                —  А он, батюшко боярин, вторы сутки, как на охоте, —  сказала нянюшка, косясь в окно, где бесновался снег, —  Я ужо извелась вся в думах.Эдакая непогодь, а его все нет! Да вы проходите в горницу-то! Эй, Дуняшка!           

                Из другой комнаты появилась одна из сенных девушек с широким подносом, на котором стоял кубок с дорогим заморским вином.

                Такие "встречные кубки" были обычаем того времени для дорогих гостей.Потчевание этими кубками в домах женатых людей лежало на обязанности жены, но так как Федор Иванович вот уже несколько лет жил вдовцом, кубок желанному гостю поднесла Дуняша.

                Дмитрий Иванович с помощью слуг снял тулуп, оставшись в расписном кафтане, шумно выпил, а затем, усевшись на лавку у стола, произнес:

                —  А где это мои племянники?

                —  На лежанке,где ж им бывать! —  махнула рукой нянюшка —  Я с утра ужо трижды к столу их кликала...Не слушаются, чертенята, особливо Бориска! И ведь, батюшко боярин, большенький уже, десятый годок пошел нынче!

                —  Ну-тко, гляну я на них! —  сказал боярин и шагнул в другую комнату,где была лежанка.

                Лежанка  —  большая,чисто выбеленная, из под мела проступали подтеки глины. Она выходила в столовую палату дома, а .печь топилась рядом,в сенях.С утра Прасковья подбросила в печную пасть дубовых поленьев, и грушевых (известно, как яро грушевое дерево горит), и сосновых веток с чешуйчатыми шишками, и сухой соломы. И теперь все это пылало с веселым треском, наполняя избу духовитым теплом и уютом.

 

 

 

 

2

 

                Дмитрий Иванович подошел к лежанке, заметив в полумраке комнаты две пары живых, по-детски любопытных глаз.Протянул руки, сноровисто снял с теплых полатей и поставил перед собою сначала невысокого черноголового мальчугана десяти лет с умными глазами, в которых читалась несвойственная возрасту серьезность, а затем пятилетнюю девочку с нежным лицом и светлыми льняными волосиками.

                —  Вот вы где,чада мои разбойные! — ласково приговаривал дядька,разглядывая детей и гладя их вихры, —  Бориска-то совсем богатырем стал.Сестру не забижаешь?

                Бориска потянул носом.

                —  А что ее забижать? Тятька узнает — нахлопает!

                —  Истину речешь, зелепупыш!А что ж на охоту с тятькой не пошел?

                —  Мал я еще, —   Бориска насупился, —  Так тятька говорит. А я бы на медведя —  хоть теперича!..

                —  Ишь ты, аки герой, забодай тебя комар! — боярин захохотал добродушно и обнял племянника за плечи, другой рукою поглаживая льняные косицы тихой Иринки, внимательно и робко слушавшей этот разговор.

                В это время в комнате появилась нянюшка и невольно залюбовалась представившейся картиной.

                —  Гляди-ка Прасковья, каков у меня племянник! —  воскликнул боярин Дмитрий, — Богатырь,а? Попомни мое слово,он еще наш род Годуновых прославит...

                —  Вашими устами, батюшко, да мед бы пить, — ответила Прасковья,улыбаясь каждой морщинкою лица своего, —  Оно и верно говорят, дитятко,что тесто: как замесил, — так и выросло. А теперь,милости прошу в горницу к столу!

 

3

 

                Завтракать сели дружно.Стол был накрыт цветными скатертями,вдоль него стлался длинный рушник тонкого полотна, вышитый на обоих концах петухами да конинами.Одним концом рушник спускался на колени Дмитрию Ивановичу,гостю дорогому да желанному, другим —  детям Бориске и Иринке, сидевшим чинно и смирно.

                Так сидели они, помолясь, и никто еще не догадывался о лютой беде,постигшей в это ненастное утро годуновский дом.

                Няня Прасковьюшка подавала посуду и утренние кушанья.Принесла кувшины с варенцом,горшок каши,блюдо из овощей.Потом,как было заведено, положила на тарелку по алой тупорылой морковке и по чисто оструганной репке.Разлила  варенец в расписные миски,а перед Дмитрием Ивановичем поставила просторную ендову с хмельным медом. И стали все кушать бодро, и можно было бы с них написать картину благостную и поучительную.

                —  А что, батюшко боярин, о царе нашем слышно,Иоанне Васильевиче? —  спросила Прасковья, хлопоча возле стола и понижая голос до шепота.

                —  Ох, не спрашивай,Прасковьюшка, —   отвечал Дмитрий Иванович,оттирая усы платком и заметно хмурнея, —  Ужо и понять нелегко,что деется при дворе царя нашего...Разгромлены проклятые ливонцы, пора бы и жизнь благолепную начать, ан —  нет, бояре,приближенные к царю,на худые дела его подбивают...Токмо о том вслух не говорят —  крестятся...

                И, покосившись на угол с киотом, Дмитрий Иванович перекрестился и замолчал.

 

4

 

                Вдруг с улицы послышался шум, суматоха, забрехали собаки.

                Нянюшка обеспокоенно взметнулась, привстал с места и боярин.Заскрипели ворота, и в избу заскочил Мирон Афанасьев.Тулуп на нем скособочился, рукава вымазаны кровью, лицо растеряно.

                Дмитрий Иванович переглянулся с Прасковьей и смертельно побледнел.

                Управляющий подбежал к боярину и с глухим рыданием бухнулся ему в ноги.

                —  Беда, батюшка боярин, ох, какая беда лютая!.

                —  Что?! —  загремел боярин, —   Что случилось,Мирон?

                —  Батюшка, не уберегли мы барина нашего Федора Ивановича, не сдюжил с медведем, задрал его проклятый... тело в санях бездыханное привезли...

                Горестно вскрикнул Дмитрий Иванович Годунов, утробно взвыла нянюшка.

                —  Господи, господи милостивый! —  причитала Прасковья, —   Что же теперь делать, что делать-то?!

                Она метнулась к детям, притихшим,испуганным, прижала их к себе.

                —  Бедные сиротинушки!Что с вами будет теперь без батьки-то? Ох,горе-то,горюшко великое!

                В доме началась суета. В горницу набежали слуги, соседи, появился поп, живший через две избы.Занесли окровавленное тело Федора Ивановича.Запахло ладаном.Нянюшка поставила зареванных детей перед киотом и теперь они молились чинно, почти спокойно за упокой души их отца,не сводя глаз с темного сумрачного лика Господа,взиравшего из красного угла.

                Дмитрий Иванович, которому Мирон сбивчиво поведал подробности трагической охоты,тяжело задумался.Морщины пересекли

его крутой лоб; казалось, в это утро он постарел лет на десять.

                С силою прижав Бориску и Ирину к широкой груди, боярин опустился на лавку и долго сидел так, уставившись в одну точку и не обращая внимания на суету, кипевшую вокруг.Потом, собравшись с мыслями, изрек:

                —  Не плачьте детушки-сиротинушки,чада мои милые, не оставлю я вас в беде лютой. Сколь жив буду, все сделаю, чтобы род наш славный не угас...Вот что, — обратился он к нянюшке и Мирону, —  Как только похороним Федора, детей я возьму к себе. Да и ты, Прасковья, собирайся.Негоже это,чтобы Годуновых могло сломить горе,каким бы оно ни было! А дети... они еще будут наследниками своего отца и дядьки!Годуновы еще возьмут свое,попомнишь мое слово, Прасковьюшка!

                И боярин решительно поднялся с лавки

 

ГЛАВА  ТРЕТЬЯ

 

ОПРИЧНАЯ  БУРЯ

И с друзьями смело

Гибельной грозой,

За царево дело

Мы вступаем в бой,

Слух убийств несется,

Страшной мести след;

Кровь родная льется,

И пощады нет.

И.Козлов.

1

                Дмитрий Иванович сидел в светлой горнице своей вяземской усадьбы на широкой скамье и задумчиво разглядывал поставцы.Взгляд его был печальным и рассеянным.

                Это настроение не покидало Годунова со времени похорон брата. Рядом с боярином находился Мирон. Дмитрий Иванович и его тиун трапезничали.

                На столе перед ними стоял горшок с капустными щами,котелок с гречихой и небольшая бадья со стоялым медом. Дмитрий Иванович взял корец, зачерпнул хмельного зелья и наполнил ендовы.

                —  Ну, помянем Федора? —  печально произнес он.

                —  Помянем, батюшка! —  отозвался тиун, — царствие ему небесное. Добрый был человек!

                Помолчав немного, сотрапезники осушили чаши и приступили к еде.

                —  Должен я вам поведать,батюшка Дмитрий Иванович, его последние слова, хоть и чудными они были, —  продолжил разговор Мирон, —  Паки касаются они рода вашего, а пуще всего —  самого наследника Федора. А глаголил Федор Иванович следующее ...

                Тиун не успел договорить, так как дверь в горницу приотворилась и зашел Бориска.

                  —  А, племянник! —  радостно улыбнулся Дмитрий Иванович, —   Поди-ка сюда, сынко, послушай,что батька твой сказал, проща-

ясь.

                Мальчик робко приблизился к собеседникам, и дядя приобнял его за плечи.

                —  Так что же сказал Федор?  —  возобновил он разговор.

                —  А глаголил он так, —  сказал Мирон, — права, дескать,бабка Аксинья,а посему быть Бориске царем!

                —  Так и сказал?  —  не поверил Дмитрий Иванович.

                —  Точно так, словцо в словцо передано, не перекручивая.

                —  И правда чудно!Токмо вот что, други мои, —   Дмитрий Иванович внезапно насторожился, —  Знать мы это должны втроем.Ты

Бориска  —  парень башковитый, знать знай, да никому не сказывай, даже сестре словом не обмолвись. И ты, Мирон, держи язык крепко, царь-то наш батюшка, ох,и лютует нонче... не зря Грозным кличут... говорят в Александрову слободу подался вместе со всей семьей, бояре сумняшатся, ажно страшатся...

                В горнице появился дворовый Тимошка.Низко кланяясь, второпях выпалил:

                —  Дозволь слово молвить, боярин...

                —  Не суетись,Тимоха, —  одернул его хозяин, —  говори,что у тебя.

                —  Нарочный прибыл, говорит из самой Александровой слободы путь держит...

                —  Из слободы говоришь?  —  заволновался Дмитрий Иванович, —  неужто от государя? Мирон, ну-ка возьми Бориску да ступайте к Прасковье!..

                Тиун взял мальчика за руку и они удалились.

                —  Зови!  —  приказал вяземский помещик, прихорашиваясь.

                Через несколько минут в горницу вошел царский посланник, одетый в теплый тегиляй и камчатые ичеготы с серебряным  шитьем.

                —  Ты будешь помещик  Дмитрий,Иванов сын,Годунов?  —  спросил он сиплым голосом.

                —  Я и есть, —  робко отозвался Годунов.

                —  Приказано прибыть с бумагами ко двору, —  важно вымолвил нарочный, —  сам Алексей Дмитриевич с тобой разговаривать будет...

                —  Может медку с устатку?  —  предложил, заискивая, Годунов...

                —  Не откажусь, —  ответил нарочный, — От Москвы до Вязьмы два дни скакал, инда умаялся...

                Приняв из рук Годунова полный корец, незванный гость поприветствовал хозяина.

                —  Здрав буде,боярин!  —  и, осушив ковш, добавил  —  Бывай!

                Проводив его до двери, Дмитрий Иванович стал размышлять об этом визите, который нежданно-негаданно изменил его судьбу.

 

2

 

                Так худородный вяземский помещик, сам того не желая, оказался в приемной Алексея Басманова, фаворита самого царя Иоанна Васильевича, грозного потомка славных Рюриковичей.

                Рядом с ним в приемной палате сидел рыжий детина с серьгой в левом ухе. Маловыразительные, серые глазки его бегали по приемной и буравили все, что попадалось под пристальный взор незнакомца.

                Вышел дьяк.

                —  Скуратов-Бельский и Годунов зайдите! —  пробасил он.

                Годунов и рыжий незнакомец оба вскочили, как-то непроизвольно взглянули друг на друга, как бы пытаясь приободриться, и шагнули в кабинет.

                Стены кабинета освещались пламенем большого камина и свечей.За столом сидели писари.Немного в стороне от них, у окна, напоминающего бойницу, стоял богато одетый человек высокого роста и крепкого сложения.Русые волосы и голубые глаза говорили о том, что это чистокровный росич.Богатая одежда —  опашень из золотого зарбафа, горлатная соболья шапка, украшенная жемчужными нитями и сафьяновые сапоги свидетельствовали о высоком положении хозяина кабинета при дворе.

                Это был Алексей Дмитриевич Басманов — новый фаворит и любимец государя, сменивший на этом месте опального Адашева.

                —  Кто из вас Годунов?  —  важно молвил он, подозрительно косясь на рыжего, —  Подать бумагу...

                Дмитрий Иванович вышел вперед и протянул сверток.

                —  Ведомо ли, с кем говорить будешь,человече? —  бросил Басманов высокомерно.

                —  Ведать не ведаем, а слыхивать слыхивали.Воевода Алексей Дмитриевич Басманов, ратных дел мастер...

                —  Гоже, гоже, — улыбаясь сказал довольный похвалой Басманов, —  Поглядим, что за бумаги... А землицы-то маловато буде, да и смердов лишних нету... Худородный ты дворянишко однако, худородный, хучь и костромич коренной. А скажи-ка мне Дмитрий, сын Иванов, не хотел бы ты послужить государю нашему Ивану Васильевичу верой и правдой?

                —  Так все мы холопи царевы!

                —  Все-то, все, токмо здесь особая служба нужна, лично государю...Завелась в царстве московском измена, хотят государя нашего извести...Заступники батюшке требуются, да и твой-то род худосочный забыт... вот и смекай, если верой и правдой служить будешь, то и царь тебя не оставит.

                —  От службы никогда не отлыниваю, от государевой тем паче, —  бодро отвечал Годунов.

                —  Бодрость мне к лицу твоя. Любо... любо! Бумаги в порядке,на знаткость не тянешь, уезд-то ваш вяземский батюшка-государь к себе в опричь определил и всех княжат повывести хочет. А ты, значит, бедноват есть да вороват будешь, сиречь слушай главное: отныне назовешься ты слугой государевым и всех врагов княжих метлой поганой мести будешь и как собака грызти... ибо учредил государь опричь и называться тебе опричником. А кто паки беспутно силу учинит какову,тот смертию умрет...

 

3

 

                Таким образом попал Дмитрий Иванович Годунов ко двору.Выдали ему,как казенному человеку черный кафтан, кушак да шапку,отвели покои при дворе  —  две подклети в царских хоромах. Попал он в постельничий приказ под начало постельничего Наумова Захария Петровича.

                Дмитрий Иванович попал в охрану  опочивальни самого государя.Близость ко двору всколыхнула смутные надежды вяземского помещика.

                Опричная буря изменила судьбу многих, сделала нищими одних и возвысила других. Грозный царь, с детства не доверявший боярам превращался в лютого зверя. О его рождении в народе ходила легенда: отец его, Василий Иванович, долго ждал наследника. Соломония Сабурова, супруга государева, не принесла ему радости.В 1526 году великий князь развелся с женой и Соломония была пострижена в монахини.Василий женился на Елене Глинской, дочери князя Михаила Глин-ского, выходца из Литвы.От нового брака он ждал наследника.Эта мысль не покидала его ни за столом, ни в Боярской Думе, ни в церкви.Потянулись дни,недели,месяцы.Елена нервничала,и вот через три года стало известно,что государыня ждет ребенка.Сомнения Василия Третьего рассеялись 27 августа 1530 года. В этот необычный день стемнело быстро.Небо над Москвой заволокло грозными тучами.Улицы

рано опустели.Наступившая тишина нарушалась лишь легким шелестом листьев. Вдруг нежданно-негаданно налетел ветер, завыл,засвистел,заиграл ставнями, сметая тишину.Сверкнула молния, грянул оглушительный гром, разразилась небывалая гроза. В частых раскатах грома послышался монотонный звук. Били в набат. В Москве

бушевал пожар и ветер раздувал пламя.

                Неожиданно сами собой зазвонили колокола Спасского собора.С колокольни одной из церквей сорвался и упал большой колокол. Все это были странные приметы. Думали, что этой ночью случится беда, люди в страхе ждали рассвета.

                Этой ночью у Василия Третьего появился на свет сын,коего назвали Иваном. Так и явился миру первый русский царь.

                Родители Ивана вскоре умерли и восьмилетний царевич остался сиротой.С тех пор Иван Васильевич многого насмотрелся, живя во дворце.На его глазах различные боярские клики вели борьбу за власть,

жестоко расправляясь со своими противниками. Эти картины развили в неокрепшей юной душе сильную подозрительность: боярские заговоры мерещились Ивану и днем, и ночью.Будучи от природы умным и талантливым человеком, он, расшатав свою нервную систему, со временем превратился в циничного и жестокого правителя.И жестокость сия в конце концов вылилась в самое страшное зло Московской Руси ХУ1 века —  опричнину.

                Царь издал указ и в состав опричного удела вошло несколько крупных волостей, в том числе и Вязьма. Переезжая ко двору, Дмитрий забрал с собой и своих племянников.Так Борис, будучи подростком попал и воспитывался с тех пор при царском дворе.Сестра Ирина и нянюшка Прасковья поселились во второй подклети, а мальчика Дмитрий Иванович устроил в своей комнате.Служба началась для Дмитрия довольно удачно: он попал во внутренний караул и мог лицезреть самого царя.

 

4

 

                Спустя месяц, в начале февраля, когда закончилось формирование личной гвардии царя и было набрано полторы тысячи человек, Иван Грозный решил осмотреть свое опричное войско и велел Басманову с Вяземским выстроить своих ребятушек на смотр, что и было сделано ранним морозным утром в Александровой слободе.

                Для Дмитрия Ивановича это были волнительные мгновения.Впервые он мог так близко лицезреть государя.Годунов стоял, затаив дыхание.Колонны бравых людей в черном одеянии производили на первый взгляд довольно-таки внушительную силу. Вооруженные  до зубов пищалями,мушкетами, кончарами и бердышами, опричники вызывали трепет.Царь видел глаза своих солдатушек и остался доволен.Он понял,что эти люди готовы ради него на все.Посмотрев на Вяземского и улыбнувшись Басманову, он обратился к своему войску с великой речью:

                —  Ребятушки, слуги мои верные! Много лет терпел я обиды, чинимые мне боярами да княжатами, да Старицкими, да Шуйскими, да

Горбатыми, да Курбскими-предателями, да Оболенскими, да князьями Ростовскими, да Кашиными, да Шевыревыми! ..Много доставляли они мне хлопот, дюже неудобными молодцами оказались, зарились на трон мой царский, коим я владею по Божьему изволению, а не по мятежному человечьему хотению. Ужо терпел-то я и молился, ажно думы мои устали и мысли перепуташа...И пришед конец терпению нашему. Наказать пора обидчиков государевых и что да отнимете, то и ваше будет. На сем речь свою кончашу, жду дел от вас ратных...

                В это время из общего строя выделился человек и бухнулся царю в ноги. Дмитрий внимательно посмотрел на него и узнал старого знакомого —  рыжего детину с серьгой в левом ухе.

                —  Кого не прикажешь, всех порублю, ворогов окаянных! —  горячо воскликнул он, — Не сносить им голов своих!Буду верен тебе, аки пес лютый.Саблю отымут —  зубами выгрызу, метлой поганых земцев вымету, ажно и руцы им не подам и дружити не буду... —   и глаза рыжего преданно стали искать царев взгляд и поймали его.И понял Иван: уж этот-то действительно предан как пес будет и накажет всякого, на кого перст царский укажет.Подивился царь смелости дворянишки и сказал:

                —  Радеть о делах царевых радей, но без лишних затей. Кто таков, холоп?

                —  Гришка, государь.Скуратов-Бельский, сын Лукьянов, можайский дворянин...

                —  Зело хорош, аки пес хозяина чуешь. Что же, может ишо повидаемся, а ноне не мозоль вежды наши многозримые!

                —  Слушаюсь,государь!  —  и Скуратов встал в строй.

                Царь Иван удалился, но после этих слов скуратовых добавились к костюму опричников собачья голова и метла —  символ особой преданности царю.И заставили после этого всех слуг царевых клятву

верности дать государю и не знаться с земцами.И зажили опричники, грабя и убивая, да богатея, да получая земли во владение.

 

5

 

                Не отставал и Дмитрий, получив в пользование часть земель бояр Кашиных.

                А случилось это так.

                После смотра зашел в подклеть Годунова Шумило Репа, сослуживец,и сказал:

                —  Сбирайся,Митяй, сам Наумов велел... Пойдем бояр Кашиных брать, в опале они нонче, ох и повеселимся!

                Дмитрий Иванович от  природы не был злым человеком, но когда услышал фамилию Кашиных, обрадовался —  огонек мести вспыхнул в его глазах.Жизнь при дворе ожесточила бывшего вяземского помещика по отношению к боярам и княжатам,которые с презрением и высокомерием относились к новым царским любимцам и называли их не иначе,как нищими и косолапыми мужиками  да"скверными людишками".Это сильно обижало Дмитрия,так как задевало его за самое живое.Род его хоть и пришел в упадок, но сам он почитал его древним и уважал.А что до Кашиных, то они досадили ему больше всего.

                Однажды, когда Дмитрий шел на службу, он столкнулся в коридоре с князем Иваном Кашиным, случайно оказался впереди и загородил ему путь.

                —  А ну отступись, холоп, пропусти княжича! —  услышал он грозный и вместе с тем презрительный голос Кашина.

                —  Холопа, да только царева, а не твоего! Мы роду хоть и не знатного,но почтенного...

                —  Знаем мы вас, мужиков косолапых!Нищие собаки, из-за гривны переругаетесь!

                —  Ну, знаешь, княже! —  не вытерпел Годунов, —  Оскорбление твое не страшно; выходи на смертный бой!

                —  С холопами не деремся! —  кривя губы ответил Кашин, —  Ничего, скоро государь разберется, кто вы такие да прогонит со двора. А таперича —  брысь с дороги, голь перекатная!Мне к царю надобно,сам вызывал, а тут ты, пес смердячий, под ногами путаешься!

                 Дмитрий молча отошел в сторону, но обиду затаил.И вот теперь предоставился случай —  30 опричников, возглавляемых Наумовым, среди которых был и Годунов, ворвались в усадьбу Кашина.Челядь боярская успела вооружиться и отчаянно сопротивлялась.Видимо, Кашиных сумел кто-то предупредить.

                Дмитрий орудовал рядом с Шумилой и Путятой.Какой-то смерд отчаянно защищался, размахивая топором.От усердия он сбросил полушубок и дрался в одной косоворотке. Шумило и Дмитрий загнали его в угол.Неожиданно Шумило пропустил удар, и был легко ранен в левое плечо.Зто до такой степени разозлило его, что он, не помня себя от ярости, сабельным ударом разрубил его от шеи до крестца.

                В это время Дмитрий вбежал в дверь и оказался в сенях.Узкоглазый холоп бросился ему под ноги. Дмитрий, не рассчитав равновесия, упал.Холоп вскочил и занес над головой опричника палаш.Неожиданно раздался выстрел и рука нападавшего обвисла,как плеть.Холоп рухнул, словно подкошенный.Все тот же Шумило и на сей раз пришел товарищу на помощь. Вдвоем они ворвались в горницу, где их встретил гром пищалей.Нагрудный панцырь спас Дмитрию жизнь.Вбежал Путята и выстрелил из мушкета.Князь Юрий Кашин был сражен наповал.Брат Иван видел,что события оборачиваются не в его пользу.Недолго сумняшеся он бросился в окно,благо ставни были распахнуты настежь. Годунов —  за ним. Ивану необходимо было успеть добежать до коновязи, где стояли приготовленные к скачке боярские кони, что Кашин и пытался проделать изо всех сил.Боярину это уже почти удалось,он вставил одну ногу в стремя и попытался вскочить в седло,но расторопный Дмитрий оказался тут как тут и успел вцепиться в левую ногу Кашина.На помощь ему подоспели Шумило и Путята. Они навалились на опального боярина, и, как он ни сопротивлялся,скрутили его.

                Все это происходило на глазах Наумова, и постельничий не забыл проворства Годунова,выказанного при поимке врага государева.По докладной записке Наумова пожаловали Дмитрию первый дворовый чин да часть земель Кашиных.И вяземский помещик стал строиться.

                Боярина того, Ивана Кашина — казнили лютой смертью, принародно посадили на кол. Дмитрий тогда и не подозревал даже, какая судьба ждет его обидчика.

 

6

 

                Быть стряпчим при дворе государя —  ответственное дело.Стряпчему поручалось проследить,чтобы повар отведал кушанье, им приготовленное.

                Дмитрий понимал,что вступление в должность стряпчего —  большое доверие со стороны царского двора.И это доверие он стремился оправдать.Получив в собственность земли Кашиных, Дмитрий разбогател,позволил купить себе деревянный сруб и обзавестись новыми слугами.Теперь Годунов видел царя вблизи часто, за обедом да за ужином со боярами-сотрапезниками. Дмитрий умудрялся отбирать те блюда, которые ему нравились и, как ни странно, угождал государю, который был очень привередливым в еде. Было сытно и вкусно. Наумов заприметил это и стал чаще посылать Годунова к царю.

                Однажды как-то захотелось Грозному квасцу медового и никто не мог его сыскать, так как напиток этот при дворе не был в чести, паче бояре предпочитали вина заморские —  бастр, аликант и романею. А у

Дмитрия в подклети как раз стояла целая бадья с квасом.Бросился стряпчий к себе домой, наполнил братину и преподнес царю. Довольный Иван Васильевич обратил на него внимание.

                —  Как зовут, холоп?

                —  Дмитрий, сын Иванов, Годунов, батюшка!

                —  Шустрый ты, Митька, аки лошадь под татарином... Сумел угодить государю! Ступай покуда!..

                Через год после этого разговора неожиданно умер Захарий Наумов, глава постельничьего приказа.Судьба Дмитрия Ивановича снова готовила ему сюрприз...

 

 

Серебряная мышь гл.2(чтобы перейти к следующей главе, нажмите на книгу)

Категория: Романы | Добавил: dojdimir (05.10.2014) | Автор: Дождимир E W
Просмотров: 1950 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: