Главная » Статьи » Прозаические произведения » Повести

Тайна Оэ Фантастическая одиссея



Ракета приближалась к Оэ. Что? Вы спрашиваете, что такое Оэ? Это планета. Открыл её знаменитый командор Хоаким, совершенно случайно, когда на космическом лайнере «Икар» пролетал через галактику 32 – м – 16.
Орбита, по которой вращалась, планета пересекала курс корабля, и Хоаким, естественно, как настоящий исследователь, не мог пролететь мимо. Любопытство заставило его посетить незнакомку, а затем написать о ней ряд заметок в виде дневника и
дать причудливое название - «Оэ».
Поистине, Хоаким был странным человеком. Он написал много литературного материала, но самыми удивительными и необычными, полными неожиданности и тайн,оказались именно эти заметки. Это была последняя рукопись Хоакима.Корабль возвратился из полёта только с одним человеком на борту, Альбертом Григоряном. Он то и доставил записки Хоакима на Землю, которые сейчас лежали на коленях Алана Воронова, командира космической экспедиции – разведки. Алан читал неторопливо, пытаясь понять, что же произошло.
Записки командора Хоакима.
« Я ликовал, когда увидел на экране эту настоящую звёздную жемчужину. Я нёс вахту,
экипаж отдыхал, поэтому не удивительно, что я первым увидел такую красоту, редко встречающуюся в бесконечном космосе.
Удивительно правильной, круглой формы, планета была похожа на огромный изумруд,
Бросая в чёрноё космическое пространство ярко - зеленый свет. Мог ли я пролететь мимо неё?! И не раскрыть этой вселенской тайны?! Какое – то удивительное предчувствие встречи с чем – то загадочным охватило меня.
Я нажал на кнопку «тревога» и собрал экипаж в кабине управления. Нас было четверо:
Я, Лиза, Альберт и Роберт Григоряны – братья близнецы. Увидев Оэ – так я назвал планету, мои друзья были потрясены. Их охватили чувства восхищения и восторга.
- Что, ребята, нравится? – весело воскликнул я.
- Очень! Такую красоту не часто увидишь – ответила Лиза.
- Венера – выразил восторг Роберт.
- Почему Венера? – спросила Лиза.
- Потому что это не просто женщина, это имя, воплотившееся в планету.
- Действительно – согласился Альберт – чем – то напоминает нашу Венеру.
- Значит решено – сказал я, - делаем вылазку на этот прекрасный НЛО.
Урра! – Понеслось дружно в ответ.
Я подошёл к пульту управления и направил корабль к Оэ. Затем выйдя на околопланетную орбиту, стал готовить капсулу. На корабле должен был остаться один из нас. Мало ли что. Я, как старший обязан входить в разведывательную группу, поэтому жребий бросали только трое. Остаться должен был…»
Послышался стук в дверь и Воронов прекратил чтение.
- Войдите- раздался его густой бас.
Вошла Елена Корнилова, врач. Это была очень строгая женщина в области гигиены, распорядка дня, и медицинского контроля. Во всём остальном Елена была милым, добрым человеком, плюс обаяние.
В свои двадцать три года она считалась опытным космонавтом. Это был её третий полёт, поэтому она чувствовала себя уверенно, держалась смело. У Елены были белокурые волосы и светло - серые глаза. Брови тонко выщипаны и подведены, алый пухлый рот выдавал чувственность, а прямой аккуратный носик напоминал римскую богиню.
- Алан,- сказала она,- Кир не вполне хорошо себя чувствует. Я решила поместить его
в медицинский бокс. Вот, подпиши приказ.
- Это не слишком строго? – улыбнулся Алан
- Нет,- отрезала Елена и нахмурилась.
- Ну хорошо, не обижайся, давай бумагу.
Взмах рукой и аккуратная роспись легла на документ. Елена моча взяла приказ, видимо всё же обиделась немного и вышла из каюты командира. Воронов поправил записки, лежащие на коленях и продолжил чтение.

 

Записки командора Хоакима.

Остаться должен был Альберт. Грустное лицо его выдавало огорчение. Я мог его понять.Не всегда в жизни встречается такой случай. Все ему сочувствовали, но в то же время понимали его положение. Кто – то должен был остаться на борту корабля.
Альберт пожелал нам счастливого пути и капсула покинула борт корабля. Лететь пришлось недолго, когда стали входить в атмосферу, пристегнули защитные пояса.
Ро, кажется ничего. А вот Лиза немного побледнела.
- Держитесь на максимальном давлении,- посоветовал я и подбадривающее подмигнул Лизе. Лиза улыбнулась, но глаза её говорили совсем другое. Между тем тяжесть нарастала. Ух, как давит, врагу не пожелаешь. Я ещё раз взглянул на Лизу. Её бледное лицо оставалось спокойным, но бледность настораживала и давала понять, с каким трудом космонавту достаётся это спокойствие. Сколько же ещё терпеть? Гм. Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь. Ага, вот уже полегчало, значит кризисный пояс прошли. Ребята улыбались.
- Внимание, - произнёс я в шлемофон, - приготовится к посадке. – Надо сказать, наша капсула приземлилась удачно. Особого толчка не было. Да и место выбрали неплохое.
Самая натуральная поляна. Я распорядился…
В каюту вошла Елена. Вид её был растерянный, плечи как - то пораженчески опущены вниз. Алан недовольно отложил заметки на столик и раздражённо спросил:
- Ну, что ещё там стряслось?
- Не могу понять,- тихо проговорила Елена, - что происходит с Киром.
- А что с ним может происходить?
- Понимаешь, его кожа покрылась неестественным серым цветом. И он часто стал терять сознание, а провалы в памяти с каждым приступом увеличиваются. Я в своёй практике никогда не встречала таких больных.
- Хорошо, идём посмотрим на нашего больного. Что – то мне всё это не нравится.
Алан резко поднялся, оправил нейлоновую блузу серебристого цвета и отправился вслед за Еленой в медицинский изолятор.
Шаги гулко раздавались по коридору, напоминая о пустоте, окружавшей сверкающей тёмной вуалью их маленький земной мир корабля. Как и во всех медицинских учреждениях
в изоляторе была абсолютная чистота, которая отдавала исключительной белизной и запахом медикаментов.
На удобной деревянной кровати лежал Кир, накрытый сиреневы покрывалом.
Действительно, вид его был таким, как описала Лена. Алан присел на стул возле кровати и дотронулся до больного.
- Кир?- позвал он, - Кир! Ты можешь говорить?
- Сигнал был принят и больной открыл глаза.
- А, это ты, командор, - слабый голос звучал неровно и хрипло, - здравствуй.
- Здравствуй, Кир. Что с тобой? Неделю назад, когда стартовал наш « Аквариум», ты был в блестящей форме.
- Да, это так. Я и сам не понимаю, что со мной. Обычно, когда человек начинает чувствовать недомогание, сразу можно определить некачественную работу каких – либо органов, будь то сердце, лёгкие и т. д. Я же ничего подобного не чувствую и мне кажется, что я здоров. Однако, временами на меня нападает такое ощущение, будто я расплываюсь в разные стороны, словно манная каша или амёба и я теряю сознание. А сейчас вот посмотри, на коже выступил серый пигмент. Это не понятно и потому вдвойне страшно.
Вот посмотри, - Кир поднял правую руку. Действительно, кожа на руке больного, приняла какой – то мутный, блестящий, серый оттенок, будто матовое, покрытое пылью стекло.
- Да, - искренне удивился Алан, - и впрямь загадочно. Скажи, а как ты сейчас себя чувствуешь?
- Сейчас хорошо. То – то и удивительно, что чувствую себя здоровым, как бык. Но пройдёт некоторое время и опять наступит ужасающая усталость и недомогание.
- ладно не переживай. Лена придётся дать больному пептид гуллаген.
- Но он только повышает сопротивляемость организма, иммунитет.?
- Я знаю. В нашем положении это единственный выход. К сожалению, мы не знаем причины недуга. Попробуйте хотя бы в пределах космической лаборатории изучить это явление.
- Хорошо, - сказала Лена, доставая из аптечки гуллаген, - Ну –ка мой золотой, прими, - и Лена бережно приподняла голову Кира и положила ему в рот жёлтую пилюлю.
Запивал Кир лекарство тёплым молоком с мёдом.
- Вот и всё, - она ласково погладила больного по чёрным стриженым волосам и вздохнула – теперь ты непременно поправишься.
Кир улыбнулся.
- Не сдавайся, старина – поддержал Алан.
- Тау – кита.
- Тау – кита, - эхом повторил Кир.
« Тау – кита» - были не просто слова. Они были своеобразным талисманом старых друзей. В самые трудные минуты жизни они произносили два этих заветных слова и, казалось, беда обходила их стороной.
Оставив Лену с больным, Алан возвратился к себе. При виде рукописи, спокойно лежащей на столе, его охватило смутное предчувствие надвигающегося неопределённого будущего. От пережитой неприятности усталость навалилась на плечи и придавила так, что пришлось даже заморгать. Лишь усилием воли Алан поборол сонливость и заставил работать себя с рукописью дальше.

 

 



Источник: http://www.proza.ru/texts/2007/08/26-03.html
Категория: Повести | Добавил: dojdimir (18.09.2007) | Автор: Дождимир Ливнев E W
Просмотров: 2277 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 1
1  
good Мне понравилось. Жду продолжения. angel applause rah

Имя *:
Email *:
Код *: